?

Log in

Амур

Набережная Амура - самое красивое место в городе. Амур производит захватывающее впечатление, но в то же время и странное: он кажется далеким и чужим. Мне, привыкшей к европейским городам или же к городам европейской России, где города "интегрируют" реки, на которых они расположены, в свою среду, в единый природно-архитектурный ансамбль, Амур увиделся слишком самодостаточным, слишком огромным  и как будто полностью игнорирующим все, что люди  настроили на его берегах. В Хабаровске если и стоило побывать, то главным образом ради Амура. Многое интересно, город своеобразный, его история любопытна в ее своеобразии и взаимосвязи с общей историей России, но Амур подавляет всё остальное.





На берегу Амура расположен парк. Он тянется узкой лентой по склону вдоль реки. Парк ухоженный. Существует он здесь давно, но, судя по всему, в последние десятилетия здесь проводилась реконструкция - соорудили лесенки, площадки, скамейки, фонари, клумбы. Все сделано очень неплохо. Лестницы образуют "главный" вход со стороны Успенского собора.

Read more...Collapse )


Read more...Collapse )

Read more...Collapse )

Планировка центральной части Хабаровска очень рациональна. Параллельно ул. Муравьева-Амурского к Амуру спускаются два холмистых бульвара – Амурский и Уссурийский. Пространство, ими окруженное, и есть центр города.  К Уссурийскому бульвару примыкает небольшой парк. Парки и скверы в Хабаровске очень опрятные и чистые, посажено много цветов. И город в центральный части довольно зеленый. Это, конечно, не особенно изысканно, но очевидно старание городских служб.

Read more...Collapse )

Read more...Collapse )



Исчисление российской истории ведется от Рождества Христова:)

Read more...Collapse )

Read more...Collapse )

Пастуро. М. Символическая история европейского средневековья: Монография - СПб.: Александрия, 2012.
                    Повседневная жизнь Франции и Англии во времена рыцарей Круглого стола - М.: Молодая гвардия, 2009.

Интересные работы, по крайней мере первая.  Автор - французский профессор, специализирующийся в области истории и символики Средних веков. Книги написаны не вполне научным стилем - скорее, это нон-фикшн, рассчитанный на широкую аудиторию, но с академической основательностью и профессиональным подходом.

В предисловии автор говорит о значении символического в средневековой культуре (мысль не новая) и определяет концепцию изучения Средневековья под углом зрения взаимосвязи "символической пропитанности" средневекового сознания с политической, социальной, экономической и религиозной историей и историей искусств Средних веков. Работа Пастуро скорее культурологическая, чем собственно историческая - при этом автор рассматривает предмет как междисциплинарный, включающий знания истории, лингвистики, эстетики, семиотики и т.д.  Одной из исходных предпосылок является мысль о значении в повседневном средневековом мышлении отношения к объектам окружающего мира как к выражению реальности "иного порядка", об интерпретации мира как разгадывания скрытых смыслов. (На этом, вообще говоря, и основывается символическое.)   При этом соответствие между объектом, несущим символическую нагрузку, и его возможными значениями бывает, согласно автору, многоуровневой и самой различной по характеру: прямой, изобразительной, аллюзивной, структурной и т.п. На анализе способов проявления этих связей и может базироваться методика изучения символики Средневековья. (С другой стороны, это многообразие способов делает эту методику весьма уязвимой.)  В частности, мне кажутся интересными примеры в основном тексте работы, в которых автор доказывает аллюзивное происхождение некоторых распространенных в Средневековье представлений.

Что касается методологичности исследования, то мне показалось (насколько я могу судить), что автор уделает ей недостаточное внимание и в этом плане книга слабовата как научное исследование. Методология четко не изложена и не систематизирована, и тут автор скорее ограничивается какими-то концептуальными вещами. Основной текст построен большей частью на частных выводах и примерах, методические моменты здесь остаются за рамками.

Написана работа немного неровно, без жесткой систематизации материала. Автор исследует несколько областей развития символического: животный мир, растения, материалы, цвета, профессии, геральдика, игра.  Структура книги не охватывает всей проблематики (например, совсем не затронута символика иконографии), освещены близкие и знакомые автору темы - книга выросла из набора статей.  Много спорных гипотез и выводов, которым я бы не доверяла полностью, какие-то вопросы  задает сам автор. В некоторых выводах я заметила противоречия у самого автора или же с тем, что читала по этому поводу в других источниках. (Например, о технологических возможностях изготовления чисто белых тканей). Но в работе множество интересных фактов и, мне кажется, вполне возможных объяснений.

Любопытно, например, что отношение к дереву в Средние века, особенно в начале периода, было лучшим, чем к камню и металлу. Металл казался презренным, потому что добывается "в темной утробе земли" и обрабатывается жарким пламенем, которое ассоциировалось с адом.  А дерево воспринималось как "живой" материал. Поэтому, по утверждению автора, в Средние века презирались профессии, связанные с умерщвлением дерева - лесорубов и угольщиков: они представлялись грубыми, дикими, свирепыми и нечистыми людьми. Между тем, плотник являлась профессией уважаемой, она уже не была связана с загубливанием дерева напрямую. Иосифа, земного отца Иисуса, поэтому, вероятно, традиция  превратила в плотника, хотя прямых указаний об этом нет. Возможно, что такое отношение к дереву было продиктовано и тем, что дерево было самым дешевым материалом, но к этому примешивались и другие причины, как считает автор. Остались свидетельства, что в раннем Средневековье люди "наказывали" какие-то сооружения - культовые или другого назначения, оборонительного, к примеру - если они не выполняли своей роли; и наказанием было переделывание их в каменной форме.

Также автор выдвигает гипотезу, что колесование св. Екатерины  вызвало в средневековом сознании ассоциации с колесом мельницы, поэтому мельников не любили. Ассоциации и аллюзии, если предположения в книге верны, вообще срабатывали очень причудливо. Так, в фольклоре и по историческим данным, очень часто дочек мельников называли Катариной.

Ещё одной из презираемых профессий была профессия красильщика (как и все профессии, которые были связаны со смешиванием - аптекаря в том числе); считалось, что смешивание есть вторжение в природу, созданную Творцом. Добавляли масла в огонь и словесные ассоциации (здесь как раз проявлялась ассоциативно-аллюзивная природа символического): слово "крашение" на латыни имело форму "infecter", что также значило "вредить", "портить" (отсюда и современная "инфекция"). А для людей Средневековья такие двойственные значения слов или связь с латинским корнем с определенным значением значили очень много, и характеристика, стоявшая за значениями слова, распространялась на вещи, которые словом назывались. И еще, поскольку смешение считалось дьявольским занятием, то ремесленные мастерские имели право красить ткани в какой-то один цвет; мастерская, которая красит в красный, не имела права красить в синий. По этой же причине зеленый пытались получать с использованием зеленого пигмента, а не из смешивания синего и желтого (то ли не додумались до этого способа, то ли на этом лежало табу); а поскольку технологически этот цвет было проблематично получить из существующих в природе веществ, то с этой краской возникали особенные проблемы - как при производстве тканей, так и в живописи. Цвет получался тусклый, неустойчивый, быстро исчезал. Художники - утверждает автор - тоже не смешивали краски.

Уверена, что не все выводы такого рода достоверны, но даже если автор в половине случаев тыкал пальцем в небо, в книге достаточно много интересных фактов, подтверждаемых историческими источниками, и образ культуры Средневековья дополняется живыми деталями - поверий, частных представлений, ассоциаций и преданий.

Что касается второй книги ("Повседневная история Англии и Франции..."), то она мне показалась менее интересной. Она небольшая по объему. Многие сведения в ней в принципе те же, что есть в разных других книгах про культуру и историю  Средневековья. Например, про вассальные отношения. Значение и особенности обрядов крестин, погребения и свадеб Пастуро описывает в каком-то слишком общем виде, так что ничего особенно нового оттуда не почерпнуть. Кроме того, книге недостает внятности. В то же время почитать можно, не самое плохое, что есть по этому поводу.

В следующие дни при свете появилась возможность лучше рассмотреть город.  Центральные улицы Хабаровска - и прежде всего ул. Муравьева-Амурского - считаются здесь «Петербургом в миниатюре», потому что и многие дореволюционные здания, и конструктивистские постройки создавались при участии петербургских архитекторов. (Особенно конструктивизм: в Хабаровск приезжала целая группа ленинградских архитекторов, которые учили местных. Конструктивистских зданий здесь много, и попадаются весьма интересные).

Архитектура центральных улиц Хабаровска имеет какое-то своеобразие, характерное для провинциальных городов. Малоэтажность, компактность, много домов с уютными вычурностями вроде эркеров и куполов, попадаются дома с угловым фасадом.


Read more...Collapse )


Read more...Collapse )


Read more...Collapse )



Read more...Collapse )

Read more...Collapse )

О командировке годичной давности - примерно в это же время, конец сентября.
Гуляя возле Амура (поскольку довелось быть в тех краях довольно продолжительное время, то и к Амуру выходила не раз),  никак не ожидала, что он способен нести катастрофы. Высокие берега, спокойное, величественное течение - вообще, Амур, природа края, оказались, наверное, самым сильным впечатлением от той поездки.

Read more...Collapse )

Read more...Collapse )

Read more...Collapse )

Нанси

Нанси производит впечатление глубокой провинции, преисполненной самодостаточности и самодовольства. Здесь чувствуется какая-то обособленность, вызывающая отгороженность жизни от всего извне, запущенность (не в смысле ухоженности улиц и площадей, хотя, пожалуй,  тут и это чувствуется,  а в  отношении активности социально-экономической и культурной жизни), нежелание интегрировать в себя туристическую суету. Показательный момент, что еще в 1980-х часть площади Станислава - главного и наиболее роскошного архитектурного ансамбля - была занята автостоянкой.

В выходной день  улицы города, если чуть-чуть отойти от центра, пусты, словно все местные жители куда-то спрятались, и только кое-где припаркованные  машины и открытые в домах окна выдают наличие жизни. В центре оживленность создают в основном туристы. Когда потребовалось что-то спросить, то при всех попытках обращаться к прохожим они оказывались приезжими, которые с доброжелательно-растерянным видом разводили руками: "Je ne peux pas dire. Je ne suis pas de cette ville."

Нанси кажется единым по стилистике. (Возможно, решающую роль здесь играет цвет  - все какое-то серовато-желтоватое или серовато-розовое; светлое, но словно запыленное). И старинные, и ренессансные, и барочные постройки, и  здания ар-нуво  как будто связаны чем-то общим.


Read more...Collapse )

Несомненный шедевр, которым обладает Нанси, - площадь Станислава (позднее барокко на переходе к классицизму). Великолепный, красивейший ансамбль - который, на удивление, "очутился" в этом городе. Кажется, что его назначение здесь - быть в пику столичным дворцам, не только украшать, но и удивлять, соперничать. Каким бременем, очевидно, он лег на не слишком обильную казну! Но при этом тут есть и какое-то чувство меры - поражать не столько масштабностью, парадностью и роскошью, сколько утонченностью.  Это отсутствие грандиозности оказалось очень выгодно для ансамбля, выполненного с исключительным вкусом. Наверное, так мог выглядеть иллюстрация к сказке о Золушке. Всё легкое, изящное, грациозное. (Вообще, мне тут еще вспомнились фарфоровые сервизы, выставленные в павильоне фарфора в садах Боболи во Флоренции, имитирующие архитектурные композиции. Аккуратность, утонченность этого реального дворца создают ощущение невероятно тонкой и хрупкой работы, как такого рода сервиз.)   Позолоченные решетки на воротах кажутся не уличной оградой, а изысканным кружевом. Золото очень сочетается с общей цветовой гаммой. Интересно и соотношение размеров: довольно обширная площадь и сравнительно невысокие здания дворцового комплекса. Площадь Станислава образует единый ансамбль с прилежащими площадями, что тоже заставляет удивляться чутью архитекторов. В то же время это сложно представить на фото, тут нужно именно видеть всю панораму и это единство - фотографии это совершенно не передают.

Вот какая-то попытка, размещенная в сети. Но в реалиях всё эффектнее.


Read more...Collapse )

Read more...Collapse )


Read more...Collapse )


Read more...Collapse )

Мец

Мец - тихий, провинциальный и довольно зеленый город. Улицы и площади в центре города не заключают какого-то особенного очарования, и сам Мец не кажется очень ухоженным, но зелень его сильно украшает. Вода тоже придает городу уют.
Read more...Collapse )


Read more...Collapse )


Read more...Collapse )


Read more...Collapse )

Базель

Про Базель особенно нечего написать. Сначала он меня совсем разочаровал, показавшись, во-первых, невзрачным и скучным, во-вторых, очень беспокойным В историческом центре деловая суета, на узкие улицы лихо заворачивают трамваи - в общем, современный город даже в старинной его части.

Если в следующий раз придется там побывать, то, наверное, ради художественного музея, на который мне времени не хватило. Музей очень известный - Гольбейны, Кранах, Грюневальд.

В Базельский мюнстер удалось лишь заглянуть, там шел какой-то концерт и в связи с этим не пускали. Настроение от города у меня сильно поменялось в прекрасном клуатре собора, откуда есть выход на площадку, с которой открывается Рейн.

Застройку в центральной части Базеля я восприняла в целом равнодушно.

Самое приятное место для прогулок, если не считать клуатра Базельского собора и обзорной площадки, набережная Рейна. Река дает ощущение простора и оживляет пейзаж.

В Базеле я была мало по времени, но общее ощущение такое.
Read more...Collapse )
SDC15006
Тут неожиданно случился повод послушать разные записи этой аллеманды. Вопрос в рубато.
Для меня очень непривычны сильные темповые отклонения, которые, как я сделала вывод, приняты в последнее время у клавесинистов.

Привычка к тому, как звучит пьеса на фортепиано, ввела меня в замешательство.
Начала слушать всё подряд, где-то с дюжину записей на разных ресурсах, как в исполнениии на фортепиано, так и клавесинных, что меня еще более запутало в ощущениях.

Read more...Collapse )

Издательство: АСТ, 2011 г.
Серия: Историческая библиотека

Уж сколько пришлось повидать разного рода макулатуры, но такого дерьма давно видеть не приходилось.

Скроена по следующему рецепту: взять несколько исторических источников, кое-что пересказать своими словами, привести из источников длинные-длинные цитаты в порядке, отражающем хронологию событий, разбавить их восклицаниями: "Каково, а?", "Вы только вчитайтесь!", "Это невероятно!", "Ужас, не правда ли?", "Да... вот какие творились безобразия!", "Что ж, нечего сказать..." В основной текст также вкраплены без достаточной вводки целые страницы прямо не связанных с темой материалов вроде технологии гадания на бараньих костях.

О каком бы то ни было историческом анализе говорить не приходится, но даже как комментарий к источникам текст этого "труда" рассматривать нельзя, ибо нет там и комментария, а развязный тон и просторечный стиль автора немного похож на стиль ведущих некоторых исторических телевизионных передач и  более  всего - на речь ведущих телешоу или молодежных радиостанций.

Собственно, такой комментарий может сделать кто угодно на какую угодно тему - будь то история Аттилы, теория Большого Взрыва, методы исследования ДНК или драматургия современной оперы. Достаточно вставить ремарку "клево" и "круто". Возникает вопрос, как издательству не стыдно выпускать такой материал и просить за это деньги читателей?

Начинается всё в "Аттиле" с описания казни путем сажания на кол:) Очень захватывающе!

По мере продвижения к концу выделенные курсивом цитаты становятся все длиннее, а комментарии все короче. Читать это, конечно не будешь, но даже и просматривать надоедает, когда проходит первое недоумение. Подозреваю, что в конце и восклицания  будут исчерпаны и останутся только восклицательные знаки.

Несколько иллюстраций:
Read more...Collapse )

Profile

дорога
kantilena
Kantilena

Latest Month

September 2013
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow